• Кусочек души.

    Софья Павловна тащила домой тяжелую сумку пустых кастрюль, судочков и разной послеобеденной утвари. Лифт не работал, и на восьмой этаж путь, как известно не короток.

    «Знай я такое дело, попросила бы таксиста еще и на этаж подбросить, как в Рязановском кино,"- подбадривала себя женщина.

    Сегодня ей «стукнул полтинник», как нагло посмел ляпнуть за столом Стас Павлович-молодой, но уже изрядно оплывший пивным жирком директор их рекламной кампании. Все его молоденькие секретарши, что сменяли друг друга на этом посту в погоне за достойной их длинным ногам и увесистым бюстам зарплатой, даром, что не блондинки, недоумевали от того, что Софья Павловна и их начальник не родственники (отчество то одно).А главный бухгалтер, Ариадна Петровна – крашенная хной, тощая тетка неопределенных лет, но умная и прямая пожелала имениннице быть востребованной как женщина, чем ввела в краску всех присутствующих….но только не виновницу торжества.

    Софья Павловна с облегчением бухнула в прихожей сумку, и, сбросив шпильки на стройных, в мелкую венозную сеточку ногах поплыла в кухню.

    Закурить ей не успелось, мобильный настойчиво звал где-то из недр делового портфельчика своим « А ты такой холодный, как айсберг в океане…»

    -Ма, с Днем рождения !–сын радостно возвещал о своем сыновьем долге, сильно припоздавшем .

    -Между прочим, Софочка поздравила меня рано утром…

    - Кстати, ма ,- Виктор скоренько проглотил замечание - Софочка сейчас прибежит к тебе, а мы завтра, где-то ближе к обеду.

    -Хорошо, Витя, жду.

    «Сказала бы я когда-«ближе к обеду» кому из своих заказчиков - Стас бы меня четвертовал, - улыбнулась про себя Софья Павловна, относя мобильный на кухню ,-а начальнику СТО это очень просто…»

    Наконец - закурив, хозяйка бала еще какое то время принимала и принимала мобильные поздравления, а потом, зевая, стала придумывать меню завтрашнего угощения. Послеторжественное спанье сегодня отменялось, потому как сейчас будет Софочка - ее маленькая рыжеволосая радость

    Внучка кинулась на бабушкину шею во всю прыть своих одиннадцати лет с красивенным букетом желтых роз на длиннющих ножках.

    -Розы кто выбирал?

    -Папа,- Софочка сияла папиными зелеными глазами.

    - Ба, а ты в этом была на банкете?- внучка нежно прошлась ладошкой по абрикосовому полю шифонового платья в пол, заботливо снятого хозяйкой во избежание пятен.

    -Ко дню твоего совершеннолетия мы тебе сварганим еще лучше, а теперь марш на кухню в качестве повара-стажера,- скомандовала Софья Павловна. и обняв со спины любимейшее сыновье созданье, она топоча в такт Софочкиным ножкам. шагнула в сторону кухни.

    -С чего начнем?- девочка радостно потирала руки.

    - Начнем с мытья твоих рук…и надевания фартука..

    Софья Павловна заранее оставила припасы на завтрашний обед с родными, и оставила лучшие припасы. Гвоздем программы должна быть селедка под шубой.

    - Ба, а почему бы тебе не купить филе селедки. и чистить мучиться не нужно..

    -Потому, что не надо быть лодырем, а филе - это жмых, все соки из этой несчастной выдавят и зальют еще каким нибудь дерьмом.

    Софочка вздохнула и, пристроившись на уголке огромного обеденного стола, стала проворными пальчиками сдирать с рыбины кожицу

    - Ба, а какая твоя любимая еда?

    - То, над чем ты так нещадно издеваешься ,- Софья Павловна говорила правду. не пользуясь преимуществом взрослых иногда врать детям ради душевного спокойствия.

    Селедку она любила больше всего на свете. И есть ее могла в преогромном количестве, не поправляясь и не тревожа ни печень. ни поджелудочную такой «женской слабостью»

    -Ба. - Софочка медлила с другим вопросом, и Софья Павловна поняла, что вопрос непростой, значит, надо быть готовой к неожиданности,- Ба, а почему ты не замужем, потому, что слишком умная? Да?

    Софья Павловна уловила невесткино воспитание. но не вспылила. Ребенок, что с него возьмешь. А невестку свою – Марину став свекровью, она невзлюбила еще, когда Виктор женихался. Не такую босячку желала своему сыну мать. Никакого образования, двух слов связать не может и сваты, родители Марины - торгаши на рынке, живут только собственным дебетом и кредитом. Но, Виктор, как и многие мужчины, жены умнее себя не хотел, а здесь все хорошо - Марина всегда в рот ему смотрит, во всем он прав. А готовить. стирать мать Слава Богу Марину научила. Все, что в ней есть – смазливенькая мордочка, да фигурка - ничего так..

    Софья Павловна немного подумала и решительно выключила варившиеся на плите овощи.

    - Пошли.

    Софочка, привыкшая к бабушкиным крутым виражам, наскоро ополоснув руки, юркнула в гостиную

    -Держи вот,…-Софья Павловна бережно протягивала внучке конверт с фотографиями.

    -Ба, а кто это?- девочка мельком глянула на незнакомые ей лица, все почему то в праздничных свадебных нарядах…

    - Это мои мужья.

    - Первый был сосватан моими родителями. Мы и по статусу очень подходили друг к другу, из хороших интеллигентных семей.

    - Так, почему ж тогда.

    - Потому, что первые были. Он у меня, я у него. Меня мать воспитала так: «Выйдешь замуж, все узнаешь..», и он, верно был так же воспитан. У него, как тебе сказать, по мужской части…

    -Не было эрекции?- Софочка тихонько проговорилась о своей начитанности сексуальной литературой, но она наперед знала, что бабушка родителям не скажет.

    -Хуже. Он вообще ничего не мог. Год я с ним промучилась и после призналась родителям, В результате мы расстались, он решился на операцию, а я, так и не став женщиной в браке, чуть с ума не сошла от такого брачного опыта.

    - А это. наверное, второй. - Софочка видела такую же фотографию дома, где ее отец маленьким сидел у отца на руках.

    - Родители, чувствуя свою вину, быстрехонько выдали меня замуж за вдовца - военнослужащего.

    Там я узнала, что такое мат, избиения…,насилие.

    Софочка отложила фотографии. и. уткнувшись в плечо Софьи Павловны, заплакала. Плечики ее так смешно подрагивали и ходили ходуном, что женщина невольно

    улыбнулась, а память старая не вернула ей то чувство брезгливости и ужаса, в котором она пребывала все то время, что была замужем за этим человеком.

    Но, любопытство для женщины превыше всего. и Софочка, размазывая присохшие слезы, вернулась к фотографиям.

    -Ба, а здесь ты такая счастливая..

    - Потому, что впервые вышла замуж влюбившись, - Софья Павловна отогнала мысленно ком от горла и продолжила,- и боролась за этого человека сколько сил во мне было.

    Он пил, пил страшно. Уходил в недельные запои. Я и к знахаркам, и кодировать, и в церковь бегала почти каждое утро, молилась о его здоровье. Что - то, но помогало. Бывало, он месяцами не пил. То - то радости и счастья было в доме. Добрый, ласковый, с юморком был. Но. пришел черный день, и он запил на целый год…Ничего уже не помогало. Я чувствовала его деградацию, потом начались приступы эпилепсии…Словом, ушла я от него.

    Софья Павловна замолчала и Софочка, прижавшись не смела промолвить слово. За окном давно смеркалось. Запахи из кухни не донимали. И сидели вдвоем тесно обнявшись две женщины, молодая и старая. У одной еще все впереди, у другой, все позади. Впрочем…, кто знает.

    Первой очнулась Софочка.

    _Ба, я думаю..

    - Это еще не все, - прервала ее Софья Павловна.

    У твоего отца был отчим. Я познакомилась с ним, тогда модно было, через агенство. Хороший, добрый. Бабами не увлекался. Зарплату всю мне. В целом, сетовать не на что. Разве что, не любила я его. Он как притронется ко мне своей жирной, потной ручищей, так противно становилось, так я без рюмки в постель не шла.

    И не давая внучке опомниться от последней тирады, Софья Павловна сгребла в охапку всю свою жуткую «жизнь», и, спрятав далеко в ящик старинного комода, потащила Софочку доделывать все, что они развезли. Еще надо было печь любимый сыновний яблочный пирог, делать любимую невесткину( «Бог с ней с невесткой») мимозу…,да и сват грозился нагрянуть. оставив сваху сторожить сумки с тряпьем…. «хоть будет с кем выпить»…

    Спать обе улеглись далеко за полночь. А утром их разбудил звонок в дверь. Софочка подскочила, быстро заправила пижамную розовую в слониках рубашечку в штаны и побежала открывать.

    Потом она мучительно долго за закрытыми дверьми болтала с гостем и наконец объявилась:

    - Ба, почему ты не вышла. Это ж к тебе..

    Софья Павловна не торопясь спустила отекшие ноги на пол, подняла голову в папильотках и тяжело глянула раскосыми темно синими глазами на Софочку.

    _А ты бы вышла?

    Девочка пристально посмотрела на бабушкино мятое, одутловатое лицо с темными кругами под глазами, и, следуя девичьему инстинкту. нахмурив появившуюся за ночь складку на лбу, ответила:

    -Я бы не вышла..

    И тут же спохватившись, побежала обратно, волоча по паркету в гостиную тяжеленное для нее ведро «иваси в собственном соку»

    - Ух,- запыхавшись торжественно произнесла Софочка,- тут килограммов на тридцать..

    И тут у Софьи Павловны стал пробиваться румянец сквозь устало-обвисшую кожу, дыхание участилось, глаза заблестели каким-то юношеским светом.

    -Ба, да ты светишься вся. что это. Ба, а кто? Кто это был, а ?- Софочка тараторила, теребя бабушкину руку. заглядывая ей в помолодевшие глаза.

    -Пятый….,…нет,- Софья Павловна помолчала и уверенно произнесла,- единственный.